arrow arrow-down bubble calendar calendar2caretcaret-lgcaret-lg-downcaret-rightcaret-xlcartchaindocumentdocument1envelopeequipmentfbfbfileflaggraphinfo-circleinstagramlikelist logo logo-simple logo-simple3 logo-simple1male-usermap-pathmedalodnoklassnikipenpencilphoneplayplay-smpointerrefresh searchsearch-largetagtwittervkwalletyoutube
Ваш город: Москва
Ваш город: Москва От выбранного города зависят цены, наличие товара и способы доставки

Каталог

Назад
Ваш город: Москва
Войти 0
Корзина
Поиск
Выберите Ваш город
фото александр кан: «когда человеку даешь сильные эмоциональные впечатления, он это запоминает»
Александр Кан: «Когда человеку даешь сильные эмоциональные впечатления, он это запоминает»
23
Окт
23 Окт

Александр Кан: «Когда человеку даешь сильные эмоциональные впечатления, он это запоминает»

Можно ли открыть ресторан с меню по себестоимости? Как рождаются гениальные идеи, которые сразу заставляют гостей выстраиваться в очередь? Об этом мы бесед...
— Как вы достигли такого успеха?
— Просто работали, занимались своим любимым делом, и у нас стало получиться. Мы с Илиодором Марачем давно уже работаем вместе, еще с барменской скамьи — были барменами в клубе «Мираж», нашим боссом был Слава Ланкин, нашим учителем — Рубен Панасаян, а начиная с 2000 года мы уже занимались управлением.

— То есть это не какая-то удача?
— Скорее, работа в хороших местах.

— Ты скромничаешь. Сам меня учил когда-то, что в баре есть множество правил, фишек и разных примочек...
— Мне очень повезло с моими учителями, с тем, куда я попал, в какие руки. В место, где была возможность проявить себя, показать, на что я способен. Потому что если бы я попал в бар в Подмосковье, там мои способности были бы, наверное, никому не нужны. То есть все-таки был некий фарт плюс немножко корейского трудолюбивая. Корейцы — очень трудолюбивый народ, мне от него тоже чуть-чуть перепало. Плюс какая-то творческая нота в самой моей сути, потому что в первую очередь я творческий человек, где бы ни оказывался, везде искал творческую реализацию.

— Мы поем под твою гитару иногда…
— Да, я иногда аккомпанирую целому ресторанному фестивалю Gastreet, организатор которого Дима Левицкий очень крутой. И вот, наверное, вот это все вместе плюс желание и опыт дают какой-то результат.

— Вы же черпаете творческое вдохновение отовсюду, много ездите по миру.
— Недавно меня приглашал «Джек Дэниелс», я побывал в той части Америки, где раньше не был, в Нэшвилле, увидел совершенно другую страну, с которой раньше сталкивался только в кино — салуны, кантри… Потом на несколько дней остановился в Нью-Йорке, чтобы посмотреть, что такое суши в новом стиле. Тот формат, который сейчас существует в России, немножечко устарел. Японцы, создавшие суши и роллы, предложили новое прочтение этого продукта. Мы посетили замечательный японский ресторан и увидели, что японцы адаптировали свой продукт к американскому рынку, давая что-то новое потребителям, и добились большего успеха — к ним не попасть. Все знают, что суши состоит из рыбы, риса и соуса, а они подают это как один маленький шедевр, видоизменяя каждую часть блюда.

0U7A7123гот.jpg

— Как к вам пришла гениальная идея с True Cost? Знаю, что на открытие на Льва Толстого вы не справились с толпой людей. Вся Москва рвала вас на куски…
— Идеи не приходят из воздуха, это все наблюдения за тем, что ты делал, и апгрейд в другую сторону. Сама идея пришла в голову Илиодору, его эксперименты с себестоимостью дали нам новые возможности для реализации ее в другом формате. Когда открылся наш закрытый клуб «Квартира», Илиодор сказал, что нужно сделать что-то необычное, что людей удивляет. Открывая обычный клуб или бар и предлагая стандартные цены, ты вынужден выдумывать какие-то уникальные блюда и напитки, это людей уже особо не удивляет.

— Ты опять скромничаешь. Москва за один день узнала, что летом можно выпить по себестоимости шприц-апероль за 250 руб. Я был свидетелем, когда девушки заказывали сразу по 40 коктейлей и не хватало стекла, потому что они не хотели ждать, а хотели отдыхать и отрываться.
— Я к тому и веду — блюда и напитки не так удивляют, как их цена. В «Квартиру», достаточно дорогое по ощущениям, по аудитории, по формату место, попадет только человек, который лично знает владельца и находится в рамках поведения, которые нас устраивают, то есть человек, которого мы хотим здесь видеть. То есть это не простое место и туда не просто попасть. Для этих особенных людей мы придумали особенные условия и превратили в игру. Мы приносили чек по себестоимости и начиналась игра в благодарность — мы дали тебе чек по себестоимости, а ты должен или можешь умножить этот чек на сколько считаешь нужным, но не менее чем три. Умножить на три — это наша окупаемость, в будни мы этот параметр понижали до двух, чтобы людям было интересно приходить и увидели реакцию людей — им очень понравилось. Все начали из уст в уста передавать информацию — там не очень дорого. Если человек не играл в игру, умножал на один, то мы спрашивали — значит, тебе не понравилось у нас, зачем ходишь? И переставали пускать. То есть рынку предложили нечто новое, чего раньше не было. И когда были эксперименты с себестоимостью в «Квартире», мы поняли, что людям это нравится. И решили придумать что-то для народа — открытое публичное место. Как идея для размышления — попробуем сделать платный вход. Сначала показалось, что это бред — сделать ресторан с платным входом. Я с этой мыслью не соглашался, Илиодор говорил — давай попробуем. Но потом все-таки решили попробовать. Я просчитал математику — человек заплатил за вход и получает возможность есть в три раза дешевле. То есть он платит наценку один раз, и чем больше ест, тем ближе его ценник к нулю. Это место для людей, которые не хотят себе в ресторане ни в чем отказывать, хотят улучшить качество своей жизни. Получается такая социальная миссия — человек себя начинает чувствовать себя в True Cost лучше, чем в другом ресторане. Первый проект, который мы открыли на Льва Толстого, стал для нас проверкой — там было убыточное заведение со сложной локацией, в полуподвале. И он выстрелил, туда сразу выстроилась очередь! На рынке начались крики про убийцу ресторанов, стали говорить, что нельзя ничего открывать в радиусе километра от True Cost, просмотры публикаций о нас в СМИ зашкаливали. Так что все у нас прекрасно работает.

0U7A7396гот.jpg

— А ресторан Russki — это же просто бомба, тоже уникальная история…
— Основная заслуга в этом ресторане принадлежит все-таки Алексею Васильчуку. У каждого из нас есть зона ответственности, по этому проекту все решения принимает он — высказывает свое мнение, мы делимся опытом, он выслушивает и выносит свое решение.

— В Russki стоит самое сложное оборудование, которое только есть в городе. У вас там и русская печка, и даже каток — где еще в мире есть каток в ресторане…
— Да, причем самый высокий каток в мире — был у нас такой совместный проект с BMW. Эти идеи приходят в голову нашей команде — мы объединились с Алексеем Васильчуком, с Дмитрием Сергеевым из «Гинзы», мы с Илиодором разделили ответственность по проектам, для катка пригласили наших друзей, которым понравилась эта мысль. Основная идея ресторана Russki — нет ни одного панорамного ресторана русской кухни, и мы создали сразу два повода туда прийти любому иностранцу — посмотреть на Москву и попробовать русские блюда. Поэтому нормально, что у нас там плясал в ледяной комнате Уилл Смит с водкой, кричал: Russki — the best! А потом сделал фильм, как он потерял голос перед чемпионатом мира по футболу в Москве.

— Вы меня со Славой Ланкным учили очень многим американским барным штучкам. А сейчас, когда вы одни из лучших, где ты черпаешь технологическое вдохновение?
— В плане бара уже никакими технологиями никого не удивишь. Можно удивить только каким-то уникальным продуктом, вкусом. Все зависит то того, как у человека настроены рецепторы — повар он, бармен, неважно. Если настройка его рецепторов совпадает с большинством аудитории, которая ходит по ресторанам, значит, к нему будет приходить большее количество людей. Вкусовая зависимость приравнивается к наркотической: вкусно поесть и просто поесть — абсолютно разные впечатления. Когда человеку даешь во время еды сильные эмоциональные впечатления, он это запоминает и к этому возвращается.

— Последний вопрос — что из оборудования ты любишь больше всего?
— Я обожаю льдогенераторы — это такая крутая машина! Я пью все напитки с большим количеством льда.
0U7A7071гот.jpg

Наши бренды

Авторизация на сайте
* Обязательные поля
* Обязательные поля
Имя
E-mail
Город
Телефон
QHZB8QID1B